Цитаты Родиона Раскольникова



В собрание вошли цитаты Родиона Раскольникова — главный герой романа Фёдора Михайловича Достоевского «Преступление и наказание».

Родион Романович Раскольников

Чем хитрей человек, тем он меньше подозревает, что его на простом собьют. Хитрейшего человека именно на простейшем надо сбивать.

…а посмотрим, льзя или нельзя!…

Хлеб-соль вместе, а табачок врозь.

…когда я убил; не столько деньги нужны были, как другое… Я это всё теперь знаю… Пойми меня: может быть, тою же дорогой идя, я уже никогда более не повторил бы убийства. Мне другое надо было узнать, другое толкало меня под руки: мне надо было узнать тогда, и поскорей узнать, вошь ли я, как все, или человек? Смогу ли я переступить или не смогу! Осмелюсь ли нагнуться и взять или нет? Тварь ли я дрожащая или право имею…

Иллюстрация 1 Родион Романович Раскольников

Ты ведь была в моей конуре, видела… А знаешь ли, Соня, что низкие потолки и тесные комнаты душу и ум теснят!

…я захотел, Соня, убить без казуистики, убить для себя, для себя одного! Я лгать не хотел в этом даже себе! Не для того, чтобы матери помочь, я убил — вздор! Не для того я убил, чтобы, получив средства и власть, сделаться благодетелем человечества. Вздор! Я просто убил; для себя убил, для себя одного…

Тварь я дрожащая или право имею?

…это только цветочки, а настоящие фрукты впереди!…

А ведь дети — образ Христов: «Сих есть царствие божие». Он велел их чтить и любить, они будущее человечество…

Смогу ли я переступить или не смогу! Осмелюсь ли нагнуться и взять или нет? Тварь ли я дрожащая или право имею!

Боязнь эстетики есть первый признак бессилия.

Разбираться в человеке нужно постепенно и осторожно, чтобы не ошибиться, а то потом трудно или вовсе невозможно что-то исправить.

Бывают иные встречи, совершенно даже с незнакомыми нам людьми, которыми мы начинаем интересоваться с первого взгляда, как-то вдруг, внезапно, прежде чем скажем слово.

Почему я не хочу быть умнее, если понимаю, насколько все вокруг глупы? Если ждать, пока все поумнеют, пройдет слишком много времени….а потом я понял, что это и вовсе невозможно.

Видишь, я тогда всё себя спрашивал: зачем я так глуп, что если другие глупы и коли я знаю уж наверно, что они глупы, то сам не хочу быть умнее? Потом я узнал, Соня, что если ждать, пока все станут умными, то слишком уж долго будет… Потом я еще узнал, что никогда этого и не будет, что не переменятся люди, и не переделать их никому, и труда не стоит тратить!

По-моему, если бы Кеплеровы и Ньютоновы открытия вследствие каких-нибудь комбинаций никоим образом не могли бы стать известными людям иначе как с пожертвованием жизни одного, десяти, ста и так далее человек, мешавших бы этому открытию или ставших бы на пути как препятствие, то Ньютон имел бы право, и даже был бы обязан… устранить этих десять или сто человек, чтобы сделать известными свои открытия всему человечеству.

Впрочем, вот уж два года хочу все замок купить, — прибавил он небрежно. — Счастливые ведь люди, которым запирать нечего?

Осмелюсь ли я преступить, нагнуться и поднять, или я тварь, которая дрожит?

Встречаются такие низкие характеры, которые любят, точно ненавидят!

О, низкие характеры! Они и любят, точно ненавидят… О, как я… ненавижу их всех!

Да и кроме того, чтоб обознать какого бы то ни было человека, нужно относиться к нему постепенно и осторожно, чтобы не впасть в ошибку и предубеждение, которое весьма трудно после исправить и загладить.

Иллюстрация Родион Раскольников убивает бабку

Некоторые привыкли жить на всем готовом, ходить на чьих-то помочах, есть пищу жеванную…

Два года собираюсь купить себе замок. Счастливы те, кому запирать нечего

На таких-то пустейших вещах всего легче и сбиваются хитрые-то люди. Чем хитрей человек, тем он меньше подозревает, что его на простом собьют. Хитрейшего человека именно на простейшем надо сбивать.

Духота стояла прежняя; но с жадностью дохнул он этого вонючего, пыльного, зараженного городом воздуха.

Мне очень нравится, когда поют под шарманку в ледяной, унылый и мокрый осенний вечер, обязательно в сырой, когда у всех людей зеленые и утомленные лица, когда снег влажный падает, совершенно прямо, в безветренную погоду, знаете?

За час до смерти приходят в голову мысли, что человек настолько подлый, что готов жить на маленькой площадке у вершины скалы, где места хватает только, чтобы стоять или сидеть, над пропастью, над темными водами, в страхе, но лишь бы жить, жить, жить!

Любопытно, чего люди больше боятся? Нового шага, нового собственного слова они всего больше боятся…

И так вот всегда у этих шиллеровских прекрасных душ бывает: до последнего момента рядят человека в павлиные перья, до последнего момента на добро, а не на худо надеются; и хоть предчувствуют оборот медали, но ни за что себе заранее настоящего слова не выговорят; коробит их от одного помышления; обеими руками от правды отмахиваются, до тех самых пор, пока разукрашенный человек им собственноручно нос не налепит.

Ко всему-то подлец-человек привыкает!

И что всего мучительнее — это было более ощущение, чем сознание, чем понятие; непосредственное ощущение, мучительнейшее ощущение из всех до сих пор жизнию пережитых им ощущений.

Иногда человек доходит до такой черты, что если не перешагнет — будет несчастлив, а перешагнет еще несчастнее станет.

И что за охота благодетельствовать тем, которые… плюют на это?

Каково твое мнение? Не загладится ли грех за одно маленькое преступление сотнями или даже тысячами хороших дел?

И хотя бы судьба послала ему раскаяние — жгучее раскаяние, разбивающее сердце, отгоняющее сон, такое раскаяние, от ужасных мук которого мерещится петля и омут! О, он бы обрадовался ему! Муки и слезы — ведь это тоже жизнь. Но он не раскаивался в своем преступлении.

Кто много посмеет, тот у них и прав. Кто на большее может плюнуть, тот у них и законодатель, а кто больше всех может посметь, тот и всех правее! Так доселе велось и так всегда будет! Только слепой не разглядит!

Знаете как низкие потолки и тесная комната на душу и ум давят?

Мелочи, мелочи главное!.. Вот эти-то мелочи и губят всегда и всё…

Если б возможно было уйти куда-нибудь в эту минуту и остаться совсем одному, хотя бы на всю жизнь. То он почёл бы себя счастливым.

На всем готовом привыкли жить, на чужих помочах ходить, жеванное есть.

Дети созданы по образу Христа, их надо любить и лелеять они будущее человечество.

Иллюстрация 1 Родион Раскольников думает

Не стоит тратить силы на то, чтобы переделать людей они не поменяются. У них кто на сильный поступок решился тот и прав.

Ко всему-то подлец-человек привыкает!

Даже чуть не смешно ему стало, и в то же время сдавило грудь до боли. В какой-то глубине, внизу, где-то чуть видно под ногами, показалось ему теперь все это прежнее прошлое, и прежние мысли, и прежние задачи, и прежние темы, и прежние впечатления, и вся эта панорама, и он сам, и все, и все… Казалось, он улетал куда-то, вверх, и все исчезало в глазах его…

Но зачем же они сами меня так любят, если я не стою того! О, если б я был один и никто не любил меня, и сам бы я никого не любил!

Город Петербург влияет мрачно и странно на душу человека.

Одним словом, я вывожу, что и все, не то что великие, но и чуть-чуть из колеи выходящие люди, то есть чуть-чуть даже способные сказать что-нибудь новенькое, должны, по природе своей, быть непременно преступниками, — более или менее, разумеется.

Все находится во власти человека, а он каждый раз мимо носа все проносит.

очень хочется иногда уйти и остаться совсем одному на всю жизнь, чтобы стать счастливым.

Власть даётся только тому, кто посмеет наклониться и взять её. Тут одно только, одно: стоит только посметь!

Почему и за что меня любят, если я этого вовсе не достоин? Если бы меня никто не любил и я никого!

Весь замысел может испортить одна мелочь или глупость.

При неудаче всё кажется глупо!

Каморка Родиона Раскольникова

Бывают встретишь человека совершенно незнакомого и с первого взгляда сразу начинаешь им интересоваться, ни сказав еще ни слова.

Сила, сила нужна: без силы ничего не возьмешь; а силу надо добывать силой же, вот этого-то они и не знают.

А знаешь ли… что низкие потолки и тесные комнаты душу и ум теснят.

Страдание и боль всегда обязательны для широкого сознания и глубокого сердца. Истинно великие люди, мне кажется, должны ощущать на свете великую грусть.

…я слишком много болтаю. Оттого и ничего не делаю, что болтаю. Пожалуй, впрочем, и так: оттого болтаю, что ничего не делаю.

Только бы жить, жить и жить! Как бы ни жить — только жить!.. Экая правда! Господи, какая правда!

…Сонечка, Сонечка Мармеладова, вечная Сонечка, пока мир стоит!…

У всякого свои шаги.

…все в руках человека, и все-то он мимо носу проносит, единственно от одной трусости…

Чего люди больше всего боятся? Нового шага или нового собственного слова?

Поневоле станешь бледный… коли есть нечего…

Тема: В собрание вошли цитаты Раскольникова — главный герой романа «Преступление и наказание» — Фёдор Михайлович Достоевский


Ещё очень интересные статьи:



Поделитесь с друзьями:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *